Смертельная игра в созависимость

Преамбула

Нине 51 год. Три года назад обратилась к психологу-психотерапевту с запросом о помощи в проблеме употребления ее дочерью Аленой наркотических веществ. После полугодичного курса терапии, посещает по сегодняшний день 12-ти шаговые группы Ал-Анон и ВДА. Дочь Алена страдает от смешанной зависимости (алкоголизм-наркомания). Начало употребления ПАВ – в 13 лет. В настоящее время девушке 17 лет.

Из дневника Нины

Понедельник 15.05
Я встала, помолилась. Брожу по квартире и все думаю о том, что я поставила границы, которые абсолютно не работают. Она говорит о них, но не соблюдает никаких норм. Во сколько она пришла домой, в три часа ночи? Как я могу не впустить домой несовершеннолетнюю? Мысли тяжелым грузом опускаются на плечи и разрывают мозг. Позвонить спонсору? Кому еще позвонить? Может позвонить директору РЦ «12 Регион»?
Сигареты лежат на комоде. Выбросить? Ведь знает же о границах.
Оделась и пошла на работу. Хотя мне на работу к 9-ти, пошла к 8-ми. Ведь скоро проверка.
Около 10-ти дочка звонит на мобильный. Стандартное: «Как дела?», «Где еда?». Что ж доченька, я на работе, а раз хочешь кушать, так приготовь сама. В ответ: «Я думала что приду, и ты меня покормишь».
К 11-ти раздался звонок по мобильному. Уведомление о том, что ей нужно отлучиться по делам, и, мол, мама не волнуйся. Голова опять наполнилась мыслями: «Какие дела?», «Сколько тебе лет, что у тебя уже какие-то важные дела?». Ладно, отвечаю ей, поступай как знаешь.
В 12 часов радостный голос Алены сообщил по телефону о том, что она никуда не пошла, от греха подальше. Да! Я рада и счастлива, что здравомыслие ей помогло! Я счастлива! Сразу же устанавливаю границы, рассказываю, что сделать по дому и что приготовить.
Около 13-30-ти захожу в дом, а картина прежняя, ничего не изменилось. Курит в доме. Отчитала ее за курение. Она оправдывается и придумывает невнятные истории…
В 18-20 пришла с работы, но… Дома уже никого нет. Нет ни записки, ни даже звонка.
Весь вечер занималась бытовыми делами и параллельно размышляла, что дочка воспринимает меня как врага. Мучительно ожидала ее прихода. Не пришла. Помолилась и спать.

Вторник 16.05
Звонков от Алены не было весь день. Я напряжена, понимаю, что бессильна что-либо изменить. Противное состояние: от отчаяния к спокойствию, и обратно. Поговорила на группе ВДА о своих чувствах. Еще позже раздался звонок от бывшего мужа. Опять потрепал мне все нервы.
К 22-м часам уже собиралась ко сну, как раздался звонок. Дочка пьяным голосом просила чтобы я пустила ее домой, что у нее сильный стресс от того, что ее парня задержал милицейский патруль. «Я просилась, чтобы и меня забрали вместе с ним, – продолжала она, – но меня отпустили милиционеры.
Я же не могу не впустить несовершеннолетнюю 16-ти летнюю дочку домой? «Иди скорей домой» – говорю я Алене. Она приходит, и я ложусь спать, ведь завтра рано вставать на работу.

Среда 17.05
Звонок от Алены по мобильному около 11-ти: «Мам, а чего ты меня утром не разбудила? Я с тобой серьезно хочу поговорить. А ты где, что делаешь? В общем, мама, у меня два сильных стресса». И Алена рассказала, как они вчера со своим совершеннолетним парнем выпили спиртного и подрались где-то на улице. В пьяную драку вмешался милицейский патруль и парня Диму забрали милиционеры, а ее отпустили. Затем она ехала в автобусе домой и познакомилась со взрослым мужчиной лет сорока. Они разговорились, выпили еще. Он привел ее домой, уложил спать, а затем изнасиловал. «Мама, меня изнасиловали. Нужно что-то с этим делать» – последние слова шокирующего монолога.
Я ничего не чувствую, ни про что не думаю. Сказала лишь, что вечером приду с работы, и мы пойдем в милицию и больницу.
Потом вспомнила, что у Бога такое большое сердце и там есть место для Алены. Я ощутила свое бессилие. Мысленно поговорила с Ним о том, что происходит и что я полагаюсь на Его.
Около 16-ти дочь позвонила и бодрым голосом сообщила, что ей уже лучше, и что она пойдет до 22-х погуляет на улицу. Ты сама решаешь, ответила я ей.
К 22-м часам я уже легла ко сну и читала книгу. В 22-40 раздался звонок, и строгий мужской голос сообщил, что «Ваша дочь в ГОВД, в состоянии сильного алкогольного опьянения, что мне необходимо ее забрать на подписку?». Оделась и пошла в милицию.
А потом… А далее была бессонная ночь.
Зашла в кабинет, на котором висела табличка «следователь». Там я увидела избитую дочь: синяки на руках и шее, правая сторона лица превратилась в один огромный синяк и глаза не видно вообще. Позднее я поняла, что Алена сегодня успела уже встретиться со своим парнем, которого еще вчера задержали сотрудники ГОВД и они подрались. Дочь сидела абсолютно пьяная на стуле и давала показания по делу об изнасиловании, периодически падая со стула. Спустя некоторое время мы поехали в судмедэкспертизу. Там определили уровень алкоголя в крови, зафиксировали побои, прошли осмотр проктолога и гинеколога. Ночь кошмара закончилась тем, что я привела дочь домой, а сама пошла на работу.
Ровно неделю Алена отходила от побоев. Сидела дома.
23.05 она опять, не сказав ни слова, ушла из дому. Вечером звонила пьяная, и пыталась что-то нечленораздельно рассказать…»
Комментарий специалиста
«И просила женщина, державшая ребенка на руках:
– Скажи нам о Детях. И он сказал:
– Ваши дети – не дети вам.
Они сыны и дочери тоски Жизни по самой себе. Они приходят благодаря вам, но не от вас, и, хотя они с вами, они не принадлежат вам.
Вы можете дать им вашу любовь, но не ваши мысли, ибо у них есть свои мысли.
Вы можете дать пристанище их телам, но не их душам, ибо их души обитают в доме завтрашнего дня, где вы не можете побывать даже в мечтах.
Вы можете стремиться походить на них, но не старайтесь сделать их похожими на себя. Ибо жизнь не идет вспять и не задерживается на вчерашнем дне. Вы – луки, из которых ваши дети, как живые стрелы, посланы вперед. Стрелок видит цель на пути бесконечности и сгибает вас своей силой, чтобы его стрелы летели быстро и далеко.
Пусть ваш изгиб в руке Стрелка несет радость, ибо, как любит стрелок летящую стрелу, так любит он и лук, остающийся на месте. (Халиль Джебран «Пророк» – О детях)»
Эти строки являются обращением к родителям и подчеркивают исключительную важность разделения трех истин: что от них зависит, что они могут изменить, и на что они не имеют никакого влияния (в чем бессильны).

Большинство родителей проявляют гиперопеку по отношению к своим детям, очень сильно идентифицируются с ними, и стремятся любой ценой их защитить. И все это хорошо, только это не помогает в борьбе с наркотиками, а скорее мешает. Родителям необходимо уяснить, что ребенок – это отдельная личность и отдельная самостоятельная жизнь. Поэтому только он сам может принимать решения относительно своей судьбы. Если не захочет меняться, никто его к этому склонить не сможет.

Что родители зависимых детей меняют в себе

Для родителей очень важно в конечном итоге разрезать пуповину, и, как минимум, начать жить собственной жизнью. И речь здесь идёт не о том, что они должны отречься от собственного сына (или дочери), однако следует понять простую истину: не может быть так, чтобы их собственная жизнь и смысл существования были сконцентрированы на употребляющем психоактивные вещества (ПАВ) ребенке. Такое «пуповиноразрезание» будет для родителя очень болезненным, но, тем не менее, поможет обеим сторонам: и родителю, и ребенку.

Способ «пуповиноотрезания» (Как?)

Часто происходит так, что наркоман, несмотря на все причиненное своим родителям зло, все равно имеет в родительском доме уютное комфортное место. Родители его всегда накормят, напоят, поменяют постельное белье, оденут и т.д. А должны бы собрать его пожитки и выставить за дверь. Если он прочувствует, что теряет безопасность и комфорт, то скорее проявит здравомыслие и желание лечиться.
Выставить ребенка-наркомана за двери тяжело. Однако необходимо понять, что в лечении наркомании не бывает простых решений.

Распространенные ошибки родителей наркоманов

Прежде всего, большинство родителей вообще отрицает существование проблемы. Из их уст часто можно услышать, что такая способная, активная и жизнерадостная девочка не может быть наркоманкой. Или, что, мы с ней побеседуем и вразумим, ведь она просто оступилась и попала в дурную компанию. Но вывод специалиста здесь однозначен: «Это больше не ваш ребенок, это наркоман, и вы, дорогие родители, имеете дело с болезнью, а не с собственном ребенком. Лишь после специфического лечения, которое проводят реабилитационные центры для алко- и нарко- зависимых, есть шансы вернуть к жизни вашу плоть и кровь. Пока этого не произошло, вы просто живете в иллюзиях самообмана. И точка».

Второй часто встречающейся ошибкой является полная концентрация внимания на употребляющем ПАВ ребенке. К сожалению, такая полная концентрация (созависимость) имеет свою цену: разваливается супружество, возникают проблемы в профессиональной среде, теряется значение родительской опеки и внимания для остальных детей и мн. др.

Третьей, и увы, фатальной ошибкой является упрямая и смертельно опасная игра в созависимость. Часто родители обращаются за помощью к специалистам-аддиктологам, участвуют в работе специальных групп поддержки и самопомощи, посещают собрания 12-ти шаговых групп Ал-анон, или Нар-анон, но, тем не менее, упорно продуцируют перечисленные выше ошибки.

В заключение

1. Цена созависимых игр с зависимыми детьми (родственниками) всегда слишком высока: как минимум, они заканчиваются смертью зависимого.
2. Все алкоголики и наркоманы прекращают употреблять ПАВ. Лишь немногим это удастся сделать при жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *